Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Тимур Бекмамбетов: История Девятаева должна вернуться в наше сознание. ЭКСКЛЮЗИВ

КУЛЬТУРА

Тимур Бекмамбетов: История Девятаева должна вернуться в наше сознание. ЭКСКЛЮЗИВ

15:11 27/04/2021

Тимур Бекмамбетов: История Девятаева должна вернуться в наше сознание. ЭКСКЛЮЗИВ

Госстем программы «Культ личности» на телеканале «МИР» стал режиссер Тимур Бекмамбетов, чей фильм «Девятаев» выходит в широкий прокат. Лента повествует о советском летчике, которому удалось бежать из немецкого плена. С режиссером побеседовала ведущая Камила Тилова.

Выходит на экраны ваш фильм «Девятаев». Эта картина снята по реальной истории героя Советского Союза, военного летчика, который попал в плен, бежал из него. В общем, получился такой приключенческий экшн, правильно?

Бекмамбетов: Да, это экшн-фильм. Поскольку война – время, когда люди могли проявить себя в поступках, а не в словах, и ровно об этом наш фильм. О том, как человек смог преодолеть и сделать невозможное.

– Как вы узнали эту историю, в какой момент решили перенести ее на экран?

Бекмамбетов: Узнал я ее от своей жены. Мы живем в Казани, и по стечению обстоятельств внучка Девятаева оказалась знакомой моей жены, я познакомился с его сыном, Александром Михайловичем, и узнал историю из первых уст. И дальше они мне помогали на протяжении почти двух лет рассказать эту историю достоверно и эмоционально.

– Это действительно достоверный пересказ истории или все-таки там есть место творчеству с точки зрения повествования?

Бекмамбетов: Все, что там есть, мы взяли из интервью Девятаева, слава богу, они сохранились, из написанной им книги «Побег из ада» и дальше из воспоминаний семьи, тех, кто его знал. Я живу на Волге в Казани. И ко мне подошел сосед и сказал: «Знаете, вот здесь Девятаев плыл на корабле и здесь встал на мель. И он три дня не оставлял своего корабля и ждал, когда его оттуда вытащат». Вот я был в образе того самого вытаскивающего сегодня. Потому что история этого человека должна вернуться в наше сознание. И мы два года занимались тем, чтобы увековечить его память.

– В работе над фильмом вам помогал сын Михаила Девятаева Александр. В чем конкретно потребовалась его помощь, на каких этапах он участвовал?

Бекмамбетов: Прежде всего, это вдохновение.

– Заразить вас этой историей?

Бекмамбетов: Да. Все, что написано в книге самим Девятаевым, это легенда, это миф. То есть это было написано в советское время. Наверняка ему помогали какие-то журналисты. И это было создание мифа. Очень хорошо написанная книга.

– То есть у него были какие-то рамки извне?

Бекмамбетов: Ну да. Даже внутренние рамки. Было, что важно рассказать, а что неважно. Тем не менее получилась удивительно талантливая книга. Мне было важно его очеловечить, сделать его живым, не бронзовым. В этом смысле мне очень помог Александр Михайлович, который рассказывал и показывал фотографии семейные. Рассказывал подробности, которые даже не вошли в фильм, но они помогли мне и Павлу Прилучному, который играет главную роль. Актер и сын Девятаева встречались и разговаривали. Это все сказалось на том, как Прилучный выглядит в фильме. Он настоящий, живой человек. Из того, что не было на самом деле, есть только одно. Это образ, созданный Павлом Чинаревым, образ друга Девятаева Ларина, который я придумал для того, чтобы те сомнения, которые наверняка были, смог высказать. Чтобы мы увидели, что случилось с Девятаевым, если бы он сделал неправильный выбор. Потому что в тот момент удержаться от того, чтобы не дать слабину, не сдаться обстоятельствам, было крайне сложно. И мне было важно показать то, что было с ним, если бы он сдался.

– Фильм наполнен невероятными съемками полетов. Я читала, что вы первый у нас в стране и чуть ли не на континенте, кто использует новую технологию. Видеоигры вошли в наше кино, и оно стало более достоверным. Как это работает? Вы можете вкратце это описать, потому что я посмотрела часть фильма и все выглядит как в живую.

Бекмамбетов: Честно скажу, это вопрос кинокритиков выяснять, кто первый, а кто второй. Для себя я был первым, не знаю, кто был до меня.

– Я прочитала, что так только в Голливуде снимали.

Бекмамбетов: По-моему никто такого не делал. Надо проверить. Никто никогда не снимал фильм внутри игры. То есть снимали про игру, в стилистике игры, для игроков. Но сами съемки всегда проходят в физическом мире. А мы буквально треть фильма сняли внутри компьютерной игры, где актерами выступали игроки. И операторы находились тоже внутри игры и снимали виртуальными камерами события, происходящие внутри игры.

– То есть так ближе, потому что ты не придумываешь, когда вокруг тебя зеленый фон, а ты видишь это в реальности?

Бекмамбетов: Даже не зеленый, а любой. Я прежде говорю о кадрах боев в небе, боев наших пилотов. И у нас было иногда четыре, иногда шесть суперпродвинутых геймеров, которые летали и сражались в небе на самолетах «Аэрокобрах», которые были у наших, у покрышкинцев, и самолетах Messerschmitt, Fokker. Сама стратегия боя, сюжет боя были придуманы мною. Но разыграны были пилотами-игроками, которые совершенно по непредсказуемым траекториям атаковали друг друга, сбивали друг друга. И операторы, находясь внутри игры, фиксировали это на виртуальную камеру. После этого все попадало на монтаж, монтировалось уже силами компьютерной графики, силами удивительных людей, которые смогли создать абсолютно реалистичный мир, а после заканчивали эти сцены. Мы летали для того, чтобы снимать фон, облака, снимать мир, в который помещали эти самые самолеты.

– В фильме два режиссера – вы и Сергей Трофимов. А для чего нужно два режиссера? Как вы распределили роли? Почему так?

Бекмамбетов: В фильме два режиссера. Всю свою жизнь я снимал фильмы с Сергеем Трофимовым. Он был только оператором, а я был режиссером. Здесь почему-то, не знаю почему, мы решили вместе снять весь фильм. Даже, когда он был оператором, он все равно был режиссером. Он не был техническим исполнителем моей воли, он был моим соавтором. Более того, я расскажу секрет, что в монтаже активное участие принимал Александр Войтинский, который был нашим третьим режиссером. Мы друг друга знаем с 17 лет и с этого момента мы начали снимать свои первые опыты неудачные. Снимали вместе всю жизнь. Снимали рекламные ролики «Банка Империал», фильмы «Ночной дозор». Мы все всегда снимали вместе. Просто я был режиссер, Сережа был оператором, а Войтинский был композитор. А тут мы собрали старую гвардию и сделали фильм.

– На главную роль вы утвердили Павла Прилучного не сразу. Он должен был сыграть другого персонажа. Как в итоге, когда уже есть фильм, что скажете о его работе?

Бекмамбетов: Я даже не могу себе представить, кто это мог быть, если бы не он.

– То есть все было правильно сделано?

Бекмамбетов: Изначально у него есть образ Ларина. Он в жизни как бы в маске Ларина ходит – такого шершавого, надменного, циничного. Но это маска. На самом деле он удивительно добрый, честный, искренний. Просто играл такие роли и остался в нашем сознании таким плохишом. На самом деле он герой и может быть героем, может это быть его путем.

– Как вы это разглядели?

Бекмамбетов: Вы знаете, есть такой прием у меня. Всегда переворачивать все с головы на ноги. Я всегда пробую это делать. Когда что-то получается, какая-то есть логика, я всегда смотрю – а что если по-другому? И это работает. Я всем рекомендую, кто занимается рассказом истории в кино или в литературе, всегда пробовать перевернуть вверх ногами все то, что ты рассказал. И вдруг появляется жизнь. Когда есть логика – другая часть мозга ее создает, а за эмоции отвечает противоположная. Вот переворачиваешь и получаешь энергию непредсказуемости, жизни, правды. Вот такая хитрость. Я вот делюсь секретом.

– Я читала, что вы всегда мечтали снимать самолетные бои. Сейчас вы довольны своей работой? Вы продолжите мечтать об этом и делать это или где-то галочку поставите?

Бекмамбетов: Нет, я продолжу. Я доволен, но не до конца. Потому что я, делая этот фильм, увидел перспективы, как можно делать это в будущем по-другому и лучше. Я буду снимать самолеты, пока я могу снимать кино.

Тимур Бекмамбетов: История Девятаева должна вернуться в наше сознание. ЭКСКЛЮЗИВТимур Бекмамбетов: История Девятаева должна вернуться в наше сознание. ЭКСКЛЮЗИВТимур Бекмамбетов: История Девятаева должна вернуться в наше сознание. ЭКСКЛЮЗИВТимур Бекмамбетов: История Девятаева должна вернуться в наше сознание. ЭКСКЛЮЗИВ

Источник

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Mission News Theme от Compete Themes.